Сергей Коколов, город Невест
Венок сонетов - особая поэтическая форма.
Ямб. 14 строф. абба абба ввгвгг (в моем случае).
15 сонетов. Каждый последующий сонет начинается последней строфой предыдущего.
15-й сонет (магистрал) состоит из первых строф предыдущих 14 сонетов.

Любимая. Венок сонетов
1
Любимая, я верю, ты во мне
всецело растворишься без остатка,
как черточка над "и" и "и" в "и-краткой"
неотделимы. Знай, мы будем вне
друг друга, как дома в моей стране:
разбросаны в абсурдном беспорядке,
и будет нам ни валко и ни шатко:
к примеру, я...
Погрязну ли в вине,
распутстве или в чем еще похуже,
не выберусь оттуда, сяду в лужу,
иль окунусь в меланхолИю-осень,
и выплеснусь, как из ведра наружу!
Сюжет фатально без тебя непрочен
во всем, что я (хороший и не очень)!
2
Во всем, что я (хороший и не очень),
так много я, что я - не я порой!
Как уживаются я-трус и я-герой,
невинность-я и я-сама-порочность?
Себя б найти среди иных и прочих,
понять, зачем я, кто я и на кой,
куда иду, своей иду ль тропой,
дойти до запятой, потом - до точки,
и встретить у Вселенной на краю
не старость бы, а... молодость свою,
где зрелости едва набухли почки
(большое плаванье - большому кораблю!),
где образ твой до мелочей отточен
в стихах моих, но больше - между строчек.
3
В стихах моих, но больше - между строчек
сплошные мели (взять бы глубины
взаймы у корифеев той страны
Советов (их в Советы уж не прочат!).
В графе рожденья бы поставить прочерк:
свою страну я словно взял взаймы
и проиграл на поле той войны,
холодной (или теплой, но не очень)...
В сухом остатке - я, ни дать, ни взять,
не мягкий знак, не твердый и не ять...
Но ты еще не знаешь обо мне,
и в унисон пока нам не играть
в оттаявшей подснежником стране,
в весне моей... пока еще весне...
4
В весне моей... пока еще весне
невеста-юность будоражит соки
и мысли сплошь не пошлы, а высоки,
и страшно плыть на этой вышине!
Мне кажется, порой, что я во сне
и пробужденье грянет точно в сроки,
очнувшись, я, обыденный и строгий,
на жизнь свою как будто бы извне
взгляну и прокручу ее стремглав
как кинопленку: вот я вновь in love,
верней - in fuck (in трах - еще верней!),
и по частям себя всего раздав
за столько в ожиданьи встречи дней
твои черты я изучил вполне...
5
Твои черты я изучил вполне:
они печальны, резки и глубоки!
О, одиночество, ты проникаешь в строки
как в масло нож! Ты так давно во мне
пустило корни. Но, наедине
с самим собою был я одиноким,
иль просто ждал, пока наступят сроки
той встречи в предначертанной весне,
которая имеет полномочья
любовь приблизить и любовь отсрочить,
прибавить день и сделать меньше ночи,
соединить нас, девственно-порочных
в чертах рельефных, мне знакомых точно,
пусть даже время их местами сточит.
6
Пусть даже время их местами сточит,
иль некие черты сведет на нет
за столько в ожиданьи встречи лет
в сердечных бденьях, бдениях всенощных
тебя я с каждым мигом вижу четче,
верней - полней воспринимаю свет -
он ласково твой обнял силуэт,
(так летом солнце обнимает в Сочи).
И мне не так удушливо смотреть,
как осенью течет с деревьев медь,
и день течет, и мысли между строчек
в разброде и шатании. И смерть,
увы, на миг, к нам становясь короче
морщинками отметит или прочим...
7
Морщинками отметит или прочим
напоминаньем, что еще я есть,
являя миру радужную смесь
хороших черт (и, черт возьми, не очень!)...
Мой режиссер то плачет, то хохочет,
исходит на добро, на зло, на жесть,
благую и дурную дарит весть,
и лишь тебя дарить пока не хочет!
Когда же ты мои взрываешь сны,
осколки их, что зеркала честны,
лишь сочленить их остается мне,
и образ твой взять из миров иных...
Как часто он являлся мне во сне
свидетельством о некой глубине!
8
Свидетельством о некой глубине
да, станут наши жесты, наши взгляды!
Нечаянная радость - ты есть рядом
одна во всей Вселенской вышине...
Волненья дрожь проходит по спине
и кажется, что вслед за сердцепадом
взлетаю я иль падаю куда-то:
нет взлета, нет падения сильней,
чем это ощущенье... Рая, Ада:
от "нет" и "может быть" до "да"...
Не это ль путь к душевному экстазу?
Forever вместе, то бишь навсегда,
ты - словно свет, что льет с иконостаса!
Узнаю я тебя, поверь мне, сразу!
9
Узнаю я тебя, поверь мне, сразу
в одежде всякой, посреди любых,
иных и прочих, белых и цветных,
приятных и, увы, не очень глазу...
К тебе плыву дельфином, кролем, брасом,
толпа людская мне дает под дых,
и ты одна плывешь среди чужих,
а сил все меньше, меньше с каждым часом,
того гляди и прекратишь заплыв,
вдохнув всей грудью желтый лейтмотив
цветов тревожных, что ты ставишь в вазу...
Дождись меня, тревожность прекратив
(от одиночества исходят метастазы!),
едва заметив третьим (что ли?) глазом...
10
"Все, кружась, исчезает во мгле -
неподвижно лишь солнце любви"
В.Соловьев

Едва заметив третьим (что ли?) глазом,
что исчезает все, кружась, во мгле,
и есть одно лишь солнце на Земле,
его лучам сполна отдайся сразу...
Наш шар земной любовью опоясан
иль хаосом? Все суета и тлен?
Но, в жесткой прозе о добре и зле
тебе добром я быть хочу обязан!
Давай порядок в жизни наведем,
себя в желанных отпрысках начнем,
накопленную нежность раздадим,
Воздвигнем храм любви (хотя бы - дом),
и Богом две судьбы соединим,
и чувством, без сомнения, шестым.
11
И чувством, без сомнения, шестым
является невинный взгляд ребенка,
в нем все наивно, искренно и тонко,
он знает все, что мы с тобой таим.
Любой из нас ребенком был таким,
да и сейчас душа на треть в пеленках,
и детский взгляд за черствой взрослой пленкой
все тот же, жаль все больше... нелюдим...
Как мало по душам мы говорим,
(а сколько мы в душе своей таим
святого, детского, невидимого глазу!).
Так, стань же детским волшебством моим,
когда, боясь буржуйского ин''''яза,
скажу "Привет!" иль побанальней фразу.
12
Скажу "Привет!" иль побанальней фразу,
ты встрепенешься вздорным воробьем...
Идти по жизни под одним зонтом
двоим в обнимку медленно ужасно...
Хотя спешить мы все порой горазды,
неспешный разговор с тобой начнем,
пусть ни о чем, вернее - обо всем,
вещах простых и сложных, всяких, разных...
Так много в мире значащих вещей
для двух, любовью связанных, людей,
так много предстоит сказать двоим
за (сколько нам отпущено там?) дней,
что я, эмпатом становясь твоим,
поймаю взгляд, как небо ловит дым!
13
Поймаю взгляд, как небо ловит дым,
и погружусь, как в океан, навечно...
Мы заново начнемся с нашей встречи,
мы с чистого листа мир сотворим!
Взойдет лишь солнце Именем Твоим,
померкнут имена, событья, речи,
спадет былое, обнажая плечи,
взойдет лишь солнце Именем Твоим,
весь мир предстанет несказанным светом,
пусть все пройдет, но не проходит это,
взойдет лишь солнце Именем Твоим,
другого мне не надо будет света!
И свет приняв (кто любит - тот любим!)
в такт попаду с дыханием твоим...
14
В такт попаду с дыханием твоим,
неровным и грудным твоим дыханьем,
и бабочкой в силки поймаю тайну,
что я дышу, пока тобой любим,
что целым становясь с тобой одним,
неразделимым (больно!) Мирозданьем,
я возвожу нешуточное зданье,
и страшно рухнуть оземь вместе с ним!
Я долго строил карточную жизнь,
движеньем мысли рушил этажи,
и понимал, что всё не то, все не...
(Со встречи нашей за меня держись!)
что надобная, та, пока, что вне...
Любимая, я знаю, ты во мне!

Магистрал
Любимая, я знаю, ты во мне,
во всем, что я (хороший и не очень),
в стихах моих, но больше - между строчек,
в весне моей... пока еще весне...
Твои черты я изучил вполне!
Пусть даже время их местами сточит,
морщинками отметит или прочим
свидетельством о некой глубине,
узнаю я тебя, поверь мне, сразу,
едва заметив третьим (что ли?) глазом
и чувством, без сомнения, шестым,
скажу "Привет!" иль побанальней фразу,
поймаю взгляд, как небо ловит дым,
в такт попаду с дыханием твоим...

февраль-октябрь-декабрь 2008 года

@музыка: Editors

@темы: мои стихи